Опубликовано

Скандал на суде: госсвидетель по делу Нетаниягу накричал на судью

Doska.global - Глобальная доска

9 Канал. Фото: Роман Янушевский

Скандал на суде: госсвидетель по делу Нетаниягу накричал на судью

Сегодня состоялось слушание по ходатайству о рассекречивании подробностей следствия по "делу портала "Валла", оно же дело 4000.

Напомним, по этому делу премьер-министр Биньямин Нетаниягу подозревается в получении взятки от владельца компаний "Безек", "Йес" и новостного портала "Валла" Шауля Аловича. Под взяткой полиция подразумевает "положительное освещении деятельности премьера" на портале. Под ответной услугой – утверждение сделки о слиянии компаний "Безек" и "Йес" в то время, когда Нетаниягу занимал пост министра связи.

Подавляющая часть следственных материалов основывается на показаниях государственного свидетеля Нира Хефеца, который сначала заявлял как о собственной непричастности, так вообще об отсутствии состава преступления в действиях премьера и Шауля Аловича. Хефец в период, рассматриваемый следователями, занимал должность советника Нетаниягу по работе с прессой, и через него строились отношения премьера с разными СМИ и их администрацией, включая портал "Валла".

Хефец, сначала заявлявший о том, что никаких нарушений никто не совершал, неожиданно изменил позицию в обмен на полный иммунитет от судебного преследования. Он дал показания, неизвестно, правдивые или ложные, позволяющие сделать вывод о том, что утверждение сделки о слиянии "Безека" и "Йеса" и последующие попытки добиться от портала "Валла" более объективного освещения деятельности Нетаниягу связаны между собой.

Однако на сайте известного израильского журналиста Йоава Ицхака недавно появилось сообщение о том, что эти показания ложны, и что они выбиты из Хефеца путем беспардонного шантажа со стороны полиции. Проще говоря, за Хефецом водились некоторые грешки, и если бы они выплыли наружу, его семейная жизнь была бы разрушена. Обнародованием этих грешков и пригрозили Хефецу полицейские следователи, если тот не даст нужные показания.

Мало того, в полицию на допрос пригласили некую "личность", и как бы ненароком показали ее Хейфецу в коридоре, дав ему понять, что полиции все известно про него и про "эту личность".

Несмотря на явную преступность подобного выбивания показаний и необходимость общественного вмешательства в данном случае, суд по требованию прокуратуры запретил публиковать детали данного эпизода расследования, дабы не "нарушать исправный ход следствия" и "защитить частную жизнь госсвидетеля".

Однако израильские СМИ рассудили, что такой скандал замалчивать невозможно. Представители изданий "Глобс" и "Гаарец" подали иск в суд с требованием рассекретить полицейские методы, применявшиеся на допросах Хефеца, включая "личность в коридоре", один вид которой заставил Хефеца "полностью перекраситься" и дать показания против Нетаниягу.

Сегодня судья тель-авивского окружного суда Алаа Масаруа, сопровождающий полицейское следствие по делу 4000, рассматривал этот иск. Он постановил, что дело будет слушаться при открытых дверях, то есть с доступом для прессы и всех желающих, чем вызвал приступ гнева у Нира Хефеца, требовавшего, чтобы этот иск рассматривался при закрытых дверях, поскольку он "собирается говорить там болезненные и чувствительные вещи".

После того, как адвокат, представляющая ту самую "фигуру в коридоре", рассказала в присутствии журналистов некоторые подробности, Хефец, сидевший в зале, начал кричать на судью: "Вы проливаете мою кровь! Ведите меня на плаху, все нормально! Но учтите, что моя кровь будет на ваших руках!" После этого он в гневе покинул зал заседаний, но потом вернулся и еще некоторое время кричал: "Прольется кровь! Настоящая кровь!"

Стороны на суде разделились следующим образом: адвокаты изданий "Глобс", "Гаарец" и общественной организации "Лави" требовали опубликовать детали дела, чтобы появилась возможность общественной дискуссии по поводу полицейского шантажа и недозволенных методов расследования.

Представители прокуратуры, адвокаты Нира Хефеца и "фигуры в коридоре" требуют запретить публикацию, во избежание "дополнительного давления на свидетеля" и "конфиденциальности его личной жизни".

Как отмечали на суде адвокаты истцов, полицию не волновала конфиденциальность частной жизни свидетеля, когда та угрожала ему опубликовать "информацию, которая разрушит его семью", если он не даст нужных показаний.

Судья Масаруа объявил, что не станет выносить решение по иску сегодня, а возьмет несколько дней на раздумья и анализ ситуации.

С одной стороны, основная часть этой информации, по которой вполне можно догадаться об остальном, уже напечатана в СМИ и даже озвучена министром юстиции Амиром Оханой.

Нир Хефец оказался в сложном положении, характерном для методов работы полиции и прокуратуры в последние годы. Правоохранительная система фактически превратилась в фабрику по выбиванию показаний на неугодные фигуры.

Вместо того, чтобы бороться с преступностью, там сосредотачиваются на одной "большой" мишени, зачастую не совершившей ничего криминального, заводят уголовное дело под каким-либо предлогом, затем конфискуют все что возможно у всех якобы причастных к подозрениям, исследуют всю их переписку, всю их деловую и личную жизнь, находя там зацепки для шантажа. После этого, угрожая возбудить уголовное дело против них самих или обнародовать обнаруженный компромат, людей из окружения больших фигур вынуждают давать определенным образом сконфигурированные показания, плетя паутину в расчете на расплывчатость определений в законах взятках и злоупотреблении должностными обязанностями. Рассчитывают в прокуратуре также на "прогрессивность" судей, их стремление угодить истеблишменту и газетчикам, а также на их желание прославиться в веках, наполнив закон "новым содержанием", например, впервые в истории вынеся приговор по статье "проституция" за просмотр стриптиза или объявив взяткой то, что таковой никогда не являлось и не считалось.

Однако обществу начинает надоедать подобная практика, особенно когда ее результатом становится смещение законно избранного премьер-министра юридическим путем. Даже если Нетаниягу в конечном итоге привлекут к суду, итогом этих следствий может стать серьезный пересмотр работы юридической системы, инициированный политиками, и жесткие меры в отношении тех, кто практикует шантаж в отношении свидетелей.